Регистрация и авторизация через Вконтакте Авторизация через Одноклассники
БобруйскРегистрация Забыли пароль? почта БобруйскПочта

    Подписаться на наши новости

    Введите свой e-mail адрес:

    Будь в курсе новостей родного города!­­­­­

    Последние объявления

    Площадь им. Ленина

    Перейти к видеотрансляции

    12 мая 2007   Просмотров: 882

    Земельными участками активно торгуют, несмотря на запрет

    С 1 января нынешнего года любые сделки купли-продажи земли, предоставленной гражданам для строительства жилья, запрещены. Причем не важно, находится ли она в собственности или передана в пожизненное наследуемое владение. Тем не менее активный торг угодьями продолжается. Убедиться в том несложно, достаточно открыть любую газету с рекламой недвижимости. Дороже всего оцениваются пустыри в Ждановичах, Марьяливо (п.Газовиков) и Раубичах. В розницу по 15 соток их сбывают за 50 — 65 тысяч долларов. Вдвое дешевле Острошицкий Городок, Королев Стан. Но как такое возможно? И в какие лазейки законодательства просачивается коммерческий интерес к вечным ценностям? Разобраться в хитросплетениях рынка "пригородных просторов" попытались корреспонденты "СБ", выступив в роли покупателей.

    — Участок приобретается в несколько этапов, — вводил меня в курс дела представитель агентства. — Сначала вы передаете собственнику земли залог — 8 — 10 тысяч долларов. За деньги можете не беспокоиться. Они под двойной защитой. Если что, по Гражданскому кодексу залог через суд возвращается покупателю в двойном размере. Затем по документам владельца земли (у него, как правило, есть госакт, удостоверяющий право собственности на землю, паспорт застройщика, а в отдельных случаях — и утвержденный проект) вы строите цоколь, в течение двух месяцев мы помогаем его законсервировать и у нотариуса регистрируется сделка купли-продажи объекта незавершенного строительства. Вложения в строительство также страхуются — на эту сумму в договоре предусмотрены штрафные санкции, если хозяин участка передумает его продавать или захочет смошенничать. Вся процедура занимает 4 — 5 месяцев.

    — А вдруг продавец за это время попадет под машину, выпадет из окна или умрет, что тогда? — я уже вошла в роль покупателя.

    — Безусловно, все нюансы предусмотреть нельзя, но как недвижимость продавца, так и его долговые обязательства унаследуют близкие родственники: жена, дети. Правда, в этом случае процесс оформления документов может затянуться еще на полгода.

    Разговор этот мы вели по дороге в деревню Королев Стан, что в пятнадцати километрах от Минска. В коттеджном массиве, где еще нет асфальтированных дорог, магазинов, школ и прочей жизненно необходимой инфраструктуры, в общем, буквально в чистом поле мне предложили два участка по 15 соток за 23 — 25 тысяч долларов. Наш водитель, колесивший по буреломам, заверил: зимой добраться сюда можно будет разве что на тракторе или броневике. Водопровода нет. Значит, надо бурить скважину. В Острошицком Городке за те же деньги нам предложили "уютный уголок" аккурат возле какой-то стихийной свалки и небольшого болотца, преодолеть которое "Пежо" так и не смог. Пришлось шагать на своих двоих. Кроме того, у продавца задолженность за прокладку газовой трубы, которая проходит в 70 метрах по соседней улице.

    — Что ж вы хотите? — будто почувствовав наше молчаливое разочарование, продолжал риэлтер. — Все лакомые кусочки скупили до Нового года, тогда и цены были пониже. А сейчас выросли, в отдельных случаях — почти вдвое. Квартиры в городе дорожают, вот и участки за городом подтягиваются в цене.

    — И много покупателей? Ведь строить дом на чужой земле — дело рискованное?

    — Хватает. Сейчас сезон, при желании цоколь можно вывести за месяц-два… К тому же другого способа получить землю просто нет. Можете ради интереса позвонить в любой сельсовет Минского района и задать всего один вопрос: сколько земельных участков было выделено, например, в этом году? Уверяю, единицы. Это в лучшем случае. У сельских исполкомов нет денег, чтобы изъять землю из сельхозоборота, оплатить убытки сельхозпредприятиям, заказать, согласовать, утвердить генплан застройки и провести коммуникации. А это как раз те условия, исполнение которых позволяет выставить пятно застройки на аукцион или отдать нуждающимся в улучшении жилищных условий.

    — Вы хотите сказать, что обещанных открытых аукционов не дождемся?

    — С момента выхода указа Президента, запрещающего продажу пустых земельных участков, прошло полтора года, а много ли аукционов состоялось? Между тем только в одном Острошицкогородокском сельсовете лежит около 500 заявлений от нуждающихся в улучшении жилищных условий, желающих взять землю и строить дом. А знаете, сколько участков изъято? Два или три на весь Минский район.

    Председатель Острошицкогородокского сельсовета Жанна Муравицкая, где действительно около 500 человек стоят в очереди за землей, подтвердила, что ситуация с изъятием участков у недобросовестных застройщиков непростая. Часть владельцев наделов обзавелась справками о пошатнувшемся здоровье и бедственном материальном положении. Это позволяет оттянуть процесс "экспроприации" на несколько лет. Другие успели ходовую недвижимость подарить родственникам или продать. И для новых владельцев начался новый отсчет времени на строительство. Теоретически так можно продержаться несколько лет, а там, глядишь, что-то изменится. Кроме того, по словам председателя Госкомитета по имуществу Георгия Кузнецова, суды принимают сторону собственников земли и выносят решения в их пользу. На сегодняшний день в производстве 18 дел об изъятии участков, расположенных в пригороде Минска. Но гарантии, что все их удастся выставить на торги, почти никакой.

    Вот почему затянулась подготовка официальных земельных аукционов. Зато вовсю процветает другая форма торговли: из рук в руки. Рекламные газеты открыто публикуют объявления о продаже пустых участков, агентства недвижимости придумали обходные схемы. Пусть рискованные, но действующие. И что самое невероятное — никому до этого, похоже, нет дела. Во всяком случае, когда я задала провокационный вопрос, почему запрещенная к продаже земля все-таки продается, заместителю председателя Госкомимущества Андрею Гаеву, он ответил уклончиво:

    — Уверен, ни один нотариус не удостоверит сделку купли-продажи земли и перехода права собственности на земельный участок от одного владельца к другому. Но действительно, сейчас появились обходные схемы: строят цоколь, консервируют и продают уже незавершенное строительство. Оформляют доверенности. Рискованно. Я бы не советовал гражданам ввязываться в такие аферы. Насколько они законны и вообще правомерны? Выяснить это — задача правоохранительных органов.

    Подведем итоги. Запрет на продажу пустых земельных участков не остановил спекуляцию. Только законно обставлять сделки стало сложнее и дороже, тем не менее спрос есть. Можно, конечно, ввести еще какой-нибудь запрет, усилить контроль за его исполнением, вот только хватит ли на всех нарушителей контролеров? Ведь рынок, перегретый свободными деньгами, не терпит пустоты.

    И кивать на Минский райисполком — куда, дескать, смотрит местная власть? — неправильно! Как остановить спекуляцию, должны подумать прежде всего в Правительстве и Парламенте — вопрос очень масштабный…


    Советская Белоруссия

    Комментарии остутствуют

    Транспорт Недвижимость Связь Торговля Власти Медицина Образование Работа
    Транспорт Недвижимость Связь Торговля Власти Медицина Образование Работа

     
    Хостинг в Беларуси - Active TechnologiesХостинг в Беларуси
    Подписка на rss Vkontakte Odnoklassniki Facebook Twitter Instagram YouTube
    351 180 - именно столько уникальных пользователей нас посетило за ноябрь 2018 года.
    На основе Google Analytics*