close.svg

Авторизация

Нет аккаунта? Зарегистрируйтесь

Бизнес и политика

А что если не подпишут? Восемь простых вопросов об интеграции

А что если не подпишут? Восемь простых вопросов об интеграции

Ближайшие несколько дней определят, как Беларусь и Россия будут жить дальше. И если практически никто не сомневается, что готовящиеся «дорожные карты» углубленной интеграции не несут угрозы независимости Беларуси, то вопросы финансового благополучия и возможности для многих жить «как раньше, а то и лучше» определенно на кону. Что за документы готовятся к подписанию, что в них есть, а чего нет и что будет, если президенты не поставят под бумагами свои подписи, разбирался TUT.BY.

 

Что Беларусь собирается подписывать и когда?

Беларусь и Россия год назад затеяли проект под названием «более углубленная интеграция». Все началось с того, что про Договор о создании Союзного государства вспомнил премьер-министр России Дмитрий Медведев. В итоге 8 декабря, в 20-ю годовщину подписания Договора, Беларусь и Россия рассчитывают подписать пакет документов по углублению интеграции. Это программа действий по интеграции, 31 дорожная карта (они посвящены разным сферам и отраслям: сближению макроэкономической политики, гармонизации валютного регулирования, унификации бухучета и бухгалтерской отчетности, формированию единой аграрной и промышленной политики, унификации, гармонизации и сближению налогового законодательства) и несколько соглашений.

По состоянию на утро 6 декабря было 16 несогласованных вопросов. Но шансы выйти на подписание еще есть. В пятницу, 6-го декабря, в Сочи встречаются премьер-министры Беларуси и России, 7-го — президенты.

 

Собираются ли Беларусь и Россия выполнить все, что прописано в договоре 1999 года?

Ситуация с 1999 года поменялась весьма значительно, о выполнении всего договора речи сейчас не идет. Тот документ предполагал создание единого парламента, суда, валюты, а в перспективе — и Конституции.

В обсуждаемом пакете документов политических вопросов нет, нет никаких наднациональных органов, что еще раз подтвердил премьер-министр Сергей Румас. Раньше о том, что стороны не ведут диалог по политическим вопросам, например о создании единого парламента, говорил и президент Беларуси.

 

Откуда тогда разговоры про потерю независимости?

Основная причина волны слухов — дефицит информации о ходе переговоров. Работа над дорожными картами идет под грифом «Для служебного пользования». Поэтому информация о наполняемости дорожных карт минимальная. На этом фоне любые неосторожные комментарии или заголовки в СМИ вроде «Степень интеграции — выше чем в ЕС» вызывают всплеск параноидальных вопросов.

Президент Беларуси многократно подчеркивал, что никто в Беларуси не собирается сдавать независимость и суверенитет страны. «Мы никогда не собирались и не собираемся входить в состав любого государства, даже братской России», — заявляет Лукашенко.

Не верите президенту? Об этом же говорил, к примеру, министр иностранных дел Владимир Макей: «Никаких политических моментов, связанных с созданием федерации, конфедерации там нет и не будет. Я еще раз повторяю, что суверенитет для обоих государств — это святое и Беларусь не намерена жертвовать им в угоду каким-то конъюнктурным соображениям».

 

А что можно считать угрозой независимости?

Общая Конституция и общие правила доступа на рынок — все-таки вещи несопоставимые. Первое — о независимости, второе — о конкуренции. Могут ли экономические вопросы поставить независимость под угрозу? Безусловно. И в Беларуси уже много лет этому уделяется самое пристальное внимание. Это и продовольственная безопасность, и энергетическая безопасность, и финансовая стабильность, и способность государства обслуживать свои долги. И серьезные достижения по этим направлениям отмечают даже скептики. Полностью оградить страну от угрозы потери независимости можно закрытием экономики, но это путь Северной Кореи.

 

Так что прописано в этих «дорожных картах», которые никто не видел?

По информации российских СМИ, в дорожных картах есть:

  • взаимная отмена роуминга с 1 июня 2020 года;
  • объединение налоговых систем: предполагается, что в Союзном государстве России и Беларуси к 1 апреля 2021 года будет принят единый Налоговый кодекс;
  • единая таможенная политика — вплоть до совместных таможенных рейдов, общей информсистемы и едва ли не общей таможенной службы;
  • энергополитика. Документ прямо предполагает создание «единого регулятора» рынков газа, нефти, нефтепродуктов и электроэнергии — также без подробностей, описательным термином;
  • единые принципы «специальных экономических мер». Судя по всему, речь идет о контрсанкциях;
  • социальная политика. С января 2022 года два государства в рамках Союзного государства намерены вести «согласованную политику» на рынке труда и в сфере соцзащиты, однако в последнем случае обещано лишь «сближение уровня» соцгарантий и в будущем — «равные права» граждан двух стран;
  • отраслевое регулирование. Помимо ТЭК, гармонизировать (то есть внедрить единый набор норм регулирования) предлагается промышленную политику, режим госрегулирования агрорынков, торговли, транспорта и связи, антимонопольную политику, режим защиты потребителей. Обещаны также к 2021 году взаимный единый доступ к госзакупкам, единая система учета собственности и унификация хозяйственного законодательства.

 

А при чем тут газовый контракт и компенсация налогового маневра?

Хороший вопрос. Дорожные карты предполагают создание единых рынков к 2021 году, но Москва за год переговоров привязала к вопросу интеграции и цену на газ в 2020 году, и выделение Минску кредитов, и компенсацию за налоговый маневр. За бортом «интеграционных» дискуссий оказался только вопрос компенсации Беларуси потерь от «грязной нефти». В итоге и госсектор, и бизнес Беларуси оказываются в состоянии неопределенности: цена на газ в следующем месяце неизвестна, недоговоренность по одному вопросу тянет за собой другие проблемы. Все это увеличивает давление.

 

А может, Лукашенко был прав, когда сказал про «на хрена кому нужен такой союз?»

В ноябре, когда напряжение в переговорах приблизилось к максимуму, Александр Лукашенко сделал жесткое заявление:

— Когда ты вступаешь в какое-то объединение, рассчитываешь, что с каждым месяцем, с каждым годом будет лучше. А что происходит у нас? Нам каждый год подсовывают новые условия. И в результате мы постоянно в экономике что-то теряем. Извините, на хрена нужен кому такой союз? Я уже говорю по-деревенски, по-крестьянски, по-мужицки. Вот наша позиция. Об этом знает президент России. Мы с ним друзья. Я ему открыто это могу сказать, да еще похлеще. И он мне может сказать. Что же это за союз, когда мы с каждым годом теряем и условия ухудшаются? Это ненормально. Мы требуем, как когда-то мы договаривались, равных условий для субъектов хозяйствования.

Но если без эмоций, то союз Беларуси все-таки нужен. Как минимум потому, что Россия — ключевой и самый маржинальный рынок для многих белорусских товаров, а также основной поставщик энергоносителей.

А что будет, если так и не договорятся?

Минск и Москва уже много раз о чем-то «не договаривались». От военной базы до приватизационных проектов типа «МАЗ-КамАЗ». Вариантов развития событий немного. Будут договариваться дальше или отложат переговоры на неопределенный срок. С одной стороны, срок 8 декабря — весьма условный, а советская традиция подгонять важные документы к круглым датам, очевидно, давно изжила себя. С другой стороны, если сроки сдвинутся, Беларусь окажется в неприятной ситуации неопределенности из-за отсутствия газового контракта. Будем готовиться затягивать пояса. В принципе, не впервой.

ОБСУЖДЕНИЕ
Всего комментариев: 1

Последний 1 комментарий

Сортировать:
Яцьвяг 8 декабря 17:47 2 0

Россия - это войны во все времена и по всему периметру.
Отсутствие информации внушает подозрение. Если всё по-честному, то что прячут от народа?