Регистрация и авторизация через Вконтакте Авторизация через Одноклассники
БобруйскРегистрация Забыли пароль? почта БобруйскПочта

    Подписаться на наши новости

    Введите свой e-mail адрес:

    Будь в курсе новостей родного города!­­­­­


    Площадь им. Ленина

    Перейти к видеотрансляции


    8 января 2019   Просмотров: 11446

    Репортаж из зала суда 11. Острые изобличения стороны обвинения, вялая защита и поразительное последнее слово обвиняемого

    Полную хронологию (по дням) о том, как происходит судебный процесс в Бобруйске, смотрите тут:

    «Мне показалось, что было семь ударов, потом в деле почитал, что 77». В Бобруйске начался суд по делу об убийстве двух девушек

    Свидетели рассказали, как жертвы встретились с подсудимым

    Несостоявшаяся любовь и запись последних слов погибших девушек

    Обвиняемый: «на самом деле нападали на меня» (18+)

    Машина правосудия перепроверяет версию обвиняемого о произошедшем (18+)

    Версия обвиняемого трещит по швам (18+)

    Как ведут себя в судебном процессе участники уголовного дела?

    Как ведет себя в судебном процессе обвиняемый?

    «Казнить или отпустить?» У участников нет единства в квалификации убийства

    Обвиняемый: «Вы все видите только свою картину и верите в нее!» (18+)

    Эксперты: «Не маньяк. В аффекте не был. Был вменяем». Обвиняемый: «Я мог бы стать судьей»

     

     

    На предыдущих судебных заседаниях осуществлялось судебное следствие: кропотливо и методично восстанавливали все обстоятельства, предшествующие, сопутствующие и последующие за преступлением. Юристы бы сказали: «исследовали объективную сторону».

    В принципе, по объективной стороне преступления ни у стороны обвинения, ни у стороны защиты особых противоречий не возникало. Сам обвиняемый признал свои деяния, поэтому судебное следствие, в основном, устанавливало детали.

    Вся интрига, в основном, ожидалась от стадии прений. Именно на этой стадии те или иные действия обвиняемого получают разную окраску в зависимости от того, как их будет интерпретировать сторона защиты или сторона обвинения. Можно сказать, что на этой стадии устанавливается субъективная сторона преступления – то есть, внутренние психологические процессы, которые происходили в обвиняемом до, во время и после преступного деяния, его отношение к тому, что он совершил, мотивы, цели, которые сопровождали убийство.

    Установление субъективной стороны преступления являлось бы краеугольным камнем в квалификации убийства. Городской портал «BOBR.by» уже писал о том, что убийство двух девушек, в зависимости от субъективной стороны, могло квалифицироваться как квалифицированное убийство (двух лиц с особой жестокостью), убийство в аффекте, убийство при превышении самообороны и убийство в состоянии невменяемости (под действием алкогольного психоза или паталогического опьянения). Все эти виды убийства предусмотрены разными статьями Уголовного кодекса и, соответственно, имеют разное наказание: от смертной казни, до освобождения от уголовной ответственности. И на протяжении всего процесса мы рассказывали, что обвиняемый последовательно указывал на признаки каждого из этих преступлений.

    Поэтому именно установление субъективной стороны, которая отграничила бы совершенное убийство от всех иных видов убийств, обоснованно считалось ключевым пунктом, вокруг которого должны были бы разворачиваться прения. На протяжении всего процесса обвиняемый что-то сосредоточенно писал в свою тетрадь. Может быть, он восстанавливал свои мысли и чувства, описывал ощущения? Может быть, именно их защитник взял бы за основу юридической квалификации на более «мягкую» статью?

    Может быть, так и планировалось. Но острое изобличающее выступление прокурора (традиционно именно прокурор выступает первым) сразу положило конец возможным попыткам иначе толковать мотивы и цели убийства. А выступление матерей погибших девушек сделало их и вовсе невозможными.

     

    Выступление прокурора (извлечение)

     

    Мы не будем воспроизводить детальное описание обстоятельств убийства – посетители «BOBR.by», которые следят за процессом и так уже достаточно осведомлены о них. Ознакомиться с предыдущими репортажами можно по ссылкам в начале статьи. Остановимся лишь на разоблачительно острой критике попыток обвиняемого иначе представить событие преступления.

     

    - «Олесе Климовой нанесено не менее 77 ударов по голове и разным частям тела, из них не менее 48 ударов по голове… Кристине Крюшкиной нанесено не менее 16 ударов в разные части тела, из них 2 удара ножом в шею и голову…

    Обвиняемый признал вину частично, пояснил, что его действия вызваны противоправным поведением потерпевших, а также последующей попыткой нападения с их стороны…

    Полагаю, что к доводам обвиняемого об обстоятельствах убийства следует отнестись критически, так как они противоречат другим доказательствам по делу.

    Так, обвиняемый показал, что молоток, с которым на него, якобы, напала Олеся Климова, находился в ванной. Между тем мать обвиняемого показала, что данный молоток всегда находился в шкафу снаружи ванной. Кроме того, на двери зафиксированы отпечатки от ударов данным молотком – с внешней стороны двери….»

     

    На этом месте в зале воцарилась гробовая тишина. Присутствующие (а на прения пришло очень много людей, зал был полон) были поражены очевидностью факта: как Олеся Климова могла напасть на обвиняемого с молотком, которым он наносил удары в запертую дверь? А прокурор продолжала:

     

    «После совершения убийства обвиняемый показал, что раскаялся в совершении преступления и собрался идти в милицию. Он поспал, снял одежду с трупов, вытер кровь с орудий и места преступления, пошел в магазин и купил пакеты для мусора по скидкам… Какая была необходимость помещать трупы в ванную, снимать с них одежду? Сложно представить, что человека, совершившего преступление, могли интересовать скидки. Кроме того, на камерах наблюдения видно, что обвиняемый был весел и разговорчив в магазине.

    Одновременно с этим, обвиняемый боялся потерять работу. Он позвонил начальнику и под вымышленным предлогом попросил отгул.

    Все это также говорит о надуманности объяснения о решении явиться с повинной…»

     

    На глазах присутствующих все более очевидной становилась поговорка «человек познается по делам». Пытаясь ввести в заблуждение других людей, можно придумать любое объяснение своим делам – но сами дела будут их опровергать. А прокурор между тем продолжала:

     

    «Из телефонного звонка в милицию следует, что девушки не могли выйти из квартиры и заперлись в ванной. Кроме того, экспертиза нашла много характерных следов крови потерпевших на кухне, что говорит о том, что девушки были избиты еще до того, как они заперлись в ванной…»

     

    Так, последовательно оценивая доказательства, прокурор опровергла основные версии обвиняемого. Всем присутствующим в зале стала очевидна их несостоятельность.

     

    «Представляет собой особую опасность для общества. Две матери остались без детей. Ранее обвиняемый дважды привлекался за насильственные преступления, в обоих случаях использовался нож. Он – особо опасный рецидивист. На путь исправления не встал. Исправление обвиняемого лишением свободы – невозможно. Прошу применить исключительную меру наказания в виде смертной казни – расстрела».

     

    Выступление мамы Олеси Климовой (извлечение)

     

    Мама Олеси Климовой, практически, повторила то, что она говорила в интервью городскому порталу «BOBR.by». Смотрите:

    Про Олесю и Кристину: «все проще и жизненней, а потому – страшней»

    Про обвиняемого: «осознавал, предвидел и желал» (18+)

    Приговор матери. Про обвиняемого: «не верю, что он может исправиться»

    Пожалуй, это были самое продолжительное и самое эмоциональное выступление. Отчетливо чеканя каждое слово, при полной тишине сама Мать последовательно и неумолимо выносила свой приговор. Глубоко символично было то, что даже после смерти Мать защищала своего Ребенка.

     

    Выступление мамы Кристины Крюшкиной.

    Мама Кристины Крюшкиной внешне была более спокойна. «Что бы там ни было, он не имел права лишать их жизни, поэтому я хочу, чтобы его наказали высшей мерой наказания» - подытожила она.

     

    Выступление защитника обвиняемого.

     

    Если у защитника и была какая-то линия защиты, то после таких острых изобличений со стороны прокурора и матерей жертв, он отказался от ее реализации и сосредоточился, в основном, на осуждении смертной казни Советом Европы и ЕвроСоюзом. Упомянув о недоказанности действий обвиняемого по приготовлению к сокрытию трупов, явке обвиняемого с повинной и «странностях в поведении жертв» (да, именно в такой терминологии, правда, защитник не пояснил, что он этим хотел сказать), адвокат в основном приводил данные о том, сколько государств в Совете Европы (47) и Евросоюзе (27) против применения в Беларуси смертной казни, говорил о том, что это ущемление человеческого достоинства, что казнь не исправляет обвиняемого, а лишь удовлетворяет месть общества… в общем, приводил не сколько юридические, сколько политические и нравственно-этические обоснования. Однако это лишь подтверждает отсутствие у стороны защиты каких-либо весомых аргументов.

     

    Последнее слово обвиняемого.

    После небольшого перерыва было дано последнее слово обвиняемому.

    Оно было очень кратким.

    Но поразительным в своей трогательности, драматичности и… как подобрать слово, которое должно применяться, когда 36-летий взрослый мужчина в ответ на обвинения, логические умозаключения, неопровержимые доказательства совершенного им злодеяния прибегает к уровню объяснений нашалившего школьника, который пытается самоустраниться от своих действий, говоря «Так получилось! Так произошло! Оно само!»? Неискренность? Неистинность? Потеря субъектности? Игра в жертву обстоятельств? Вера в слепой случай, рок?..

     

    «Высокий суд и все присутствующие в зале! Я полностью понимаю и осознаю, что совершил!..

    Что со мной произошло? Я не знаю… чтобы так взять и забить до смерти двух человек, тем более, девушек.

    Я с детства защищал слабых, любил животных…

    Что-либо доказать в свое оправдание я не смогу, так как не юрист…

    После освобождения я больше всего не хотел возвращаться в тюрьму. Нашел девушку, обрел работу…

    Если бы я знал, что будет такое, я не поехал бы в то кафе…

    Мне до сих пор неизвестно, как такое могло произойти…

    Раскаиваюсь (плачет)…

    Мне очень хочется вернуть 19-е число (плачет).

    Простите меня те, кто меня ненавидит!»

     

    Так и хотелось перебить и спросить его: «А где был ТЫ, когда «это происходило»? Где лично ТЫ находился в тот момент, когда «так получалось? Что ТЫ делал в это время?!»

    Но закон запрещает это делать…

    Да и вопрос так и остался бы риторическим…

    Может быть, именно с привычек к таким "объяснениям" начинается путь на скамью подсудимых?

    Но это уже за рамками репортажа.


    ОБСУЖДЕНИЕ

    Последние 4 комментария

    Всего комментариев: 4
    albert1961 9 января 11:39 0 0

    У обоих девушек в крови по три с половиной мл алкоголя. Это вообще то смертельная доза.

    ЕкатеринаЯ. 9 января 8:23 0 1

    Для Elle:
    извлечение - выписка, выдержка из какого-нибудь текста.

    valera1008 9 января 7:49 2 0

    вообще -это может быть жестко но зато практично провести полное медицинское исследование организма душегуба а затем порезать его на органы можно без наркоза скольким людям это поможет и государству прибыль а не убытки по содержанию

    Elle 8 января 22:38 1 1

    До последнего изворачивался - обвинял жертв, врал так, что сам запутался. То обворовать его хотели, то нападали на него с молотком... Он не от раскаяния плачет - боится за себя, вот и все.

    Не поняла только, что за "извлечение" - опечатка, автозамена? "Изобличение"?


    Транспорт Недвижимость Связь Торговля Власти Медицина Образование Работа
    Транспорт Недвижимость Связь Торговля Власти Медицина Образование Работа

     
    Подписка на rss Vkontakte Odnoklassniki Facebook Twitter Instagram YouTube
    244 076 - именно столько уникальных пользователей нас посетило за февраль 2019 года.
    На основе Google Analytics*