close.svg

Авторизация

Нет аккаунта? Зарегистрируйтесь

Новости Бобруйска

"Душа и сейчас туда зовет". Воспоминания бобруйского пожарного о ликвидации аварии на ЧАЭС

"Душа и сейчас туда зовет". Воспоминания бобруйского пожарного о ликвидации аварии на ЧАЭС

Прошло 34 года с момента разрушения четвертого энергоблока на Чернобыльской АЭС. В результате взрыва в атмосферу были выброшены опасные радионуклиды. Загрязнение распространилось на значительные участки территории бывшего Советского Союза, которые в настоящее время входят в состав Беларуси, Украины и России.

Участие в ликвидации последствий чернобыльской катастрофы принимало большое количество граждан братских республик. В числе тех, кто, не жалея жизни и здоровья, встал на борьбу с радиационной стихией, было немало наших земляков. Один из них — майор в отставке Сергей Иванович Долгий, бывший работник Бобруйского горрайотдела по ЧС.

 

Сергей Иванович Долгий

 

Сергей Иванович родился в Кличевском районе. После окончания 10-ти классов отправился в соседнюю республику Литву, где в училище получил специальность «судокорпускник-ремонтник». Недолго трудился на судоремонтном заводе. Там же, в Литве, был призван в армию. Службу проходил в танковых войсках сначала в латвийском военном городке Добеле-2, затем продолжил в Калининграде. Во время службы закончил дивизионную партийную школу, был секретарем комсомольской организации танкового баталь­она. Через 2 года, демобилизовавшись, отправился по комсомольской путевке на Алтай. С другими комсомольцами-единомышлен­­никами строил там коксохимический завод. Знаменитой ударной всесоюзной стройке посвятил несколько лет своей трудовой биографии, но скучал по привычным с детства местам, по родным людям. В 1982 году решил вернуться на родину.

В Беларуси, выбирая, чем будет заниматься дальше, пришел в Бобруйский ГРОЧС. За годы службы в отделе Сергей Долгий выработал в себе нужные для его профессии навыки и качества: ответственность, умение быстро принимать решения, крепкую нервную систему, физичес­кую силу и ловкость, хорошую реакцию. Настоящим боевым крещением стало для него тушение лесного пожара в мае 1984 года, когда пламя вплотную приблизилось к складам боеприпасов авиационно-технической базы на окраине Бобруйска. Очевидцы помнят тот страшный день, когда от взрывов деревья вырывало с корнями, а окна в домах были выбиты в радиусе 10 км. Рвались снаряды, а пожарные самоотверженно выполняли свои задачи. Ценой неимоверных усилий им удалось укротить огонь и отсечь его от бомбохранилищ…

…В апреле 1986 года мир всколыхнула весть об экологической катастрофе, произошедшей вблизи украинского г. Чернобыль, затронувшей ряд соседних стран. На ликвидацию ее последствий отправлялись в первую очередь пожарные и военные подразделения.

— Мы все уходили туда по очереди, группами, на 15 суток, — вспоминает Сергей Иванович. — Сначала отправились мои друзья-сослуживцы, потом до меня дошла очередь. Я тогда был еще в звании старшего сержанта. С бойцами своей части прибыли в Брагин, где нам выдали обмундирование, технику, средства индивидуальной защиты. Затем группу доставили в д. Савичи, что в 15 км от Чернобыля. Остановились в здании детсада. Уходили в зону отчуждения, за нами шло техническое отделение. Мы тушили пожары, а они ровняли с землей сгоревшие деревни. Долго и медленно горели торфяники, их очень трудно было тушить. «Лепестки» (защитная повязка на лице) не снимали, так как всюду были гарь и копоть. Жара стояла сильная, «хэбэшка» насквозь была мокрая от пота. Мы с большим облегчением срывали с себя тяжелые защитные костюмы, когда возвращались к месту ночевки.

Группу, в которой находился Сергей Долгий, прислали сначала на 15 дней, но когда срок подходил к концу, бойцам пожарного отделения сказали: «Ребята, смены не будет, остаетесь еще на 15 дней». Так довелось им нести свою нелегкую службу с 15 сентября по 15 октября. Пожарным приходилось много ездить по проселочным дорогам, мимо опустевших деревень. Осиротевшие без своих владельцев дома выглядели удручающе. Самым страшным в поездках по деревням, как признается Сергей Иванович, был вид брошенных домашних животных. Лишенные привычного ухода и заботы, они не понимали, что происходит, были напуганы и голодны. Когда в пустую деревню приезжала пожарная машина, вся живность бежала к людям, позабыв об осторожнос­ти. Сердце сжималось от жалости, глядя на нее. Пожарные отдавали животным часть своего пайка, подкармливали по возможности.

А места, не тронутые пожаром, чаровали своей красотой. Осень с сентября по октябрь — самая грибная пора. Огромные, ароматные боровички и подосиновики красиво поблескивали шляпками, словно зазывали и сами просились в руки. Собирать их было нельзя, да и некому. Росли они повсюду густо, хоть ковшом загребай.

— Не знаю, как сейчас, но в то время, когда там находился, я повидал много хороших людей. И необычная красота природы запечатлелась в памяти. Душа и сейчас туда зовет, слишком много воспоминаний, а ведь всего лишь месяц я там пробыл. Видимо, когда красота и смертельная опасность в концентрированном виде сопровождают человека на каждом шагу, то такие воспоминания потом уже никогда не отпускают. А что касается моих товарищей, то хочу сказать, что это были настоящие бойцы и в профессию пожарного они пошли по призванию. Ни у одного из них я не видел страха в глазах. Все шли в бой с огнем, как солдаты, отважно и решительно, — с гордостью в голосе за своих товарищей отметил Сергей Иванович, завершая воспоминания о далеких событиях.

Валентина МИЛОХИНА.
На фото к материалу — памятник пожарным, участвовавшим в ликвидации катастрофы на ЧАЭС (г. Чернобыль).

"Трыбуна працы"

Читайте по теме:

ОБСУЖДЕНИЕ
Всего комментариев: 1

Последний 1 комментарий

Сортировать:
Яцьвяг 30 апреля 17:22 0 0

Какую территорию загубил атом! Но урок не пошёл впрок - построили АЭС в Островце! Когда нет мозгов, то всё - к худшему.