Регистрация и авторизация через Вконтакте Авторизация через Одноклассники
БобруйскРегистрация Забыли пароль? почта БобруйскПочта

    Подписаться на наши новости

    Введите свой e-mail адрес:

    Будь в курсе новостей родного города!­­­­­


    22 марта 2010   Просмотров: 1076

    Любовь в тихом омуте


    Когда милиционеры достали тело 19–летней Кати из люка, во дворе дома № 25 на улице Ленина в Бобруйске собрались чуть ли не все его жильцы. Прикрывая лица платочками, всхлипывали сердобольные старушки. По толпе прошел удивленный вздох: неужели и вправду это сделал он?


    Он, 23–летний Сергей, стоял рядом, ни на кого не глядя. Осунувшийся, в наручниках. Горе его было неподдельным. До сих пор, точно зная, что сам задушил жену, спрятал тело в люке в нескольких метрах от подъезда, все же на что–то надеялся. Объявляя любимую в розыск, почти верил, что та вернется, что милиция обязательно найдет. И ее искали — в больницах, моргах, даже в изоляторе временного содержания.


    Но увидев то, что когда–то было его Катей, парень вдруг четко осознал: ничего невозможно исправить, «зайчика» больше никогда не будет, и виноват во всем только он. Именно в тот момент убийца стал замкнутым и угрюмым. Навсегда.


    Человек со знаком плюс


    В школе, где учился Сергей, до сих пор удивляются, как добрый и отзывчивый парень мог пойти на такое. Ведь из всех трех братьев именно этот, средний, подавал такие надежды! Не хулиганил, хорошо учился, внимательно слушал объяснения учителей. А, получив аттестат, пошел в техникум и выбился в люди: нашел высокооплачиваемую работу в деревообрабатывающем цехе.


    — Господи, да он же все делал по дому! Он, а не Катя варил каши малышу, стирал, ходил с ним гулять, — соседке молодой семьи Раисе Сидоренко из квартиры № 25 и в голову не приходило, что за стенкой может случиться трагедия. — Неместные они, жилье снимали, но шума, скандалов я не слышала никогда.


    Впрочем, одну странность Сергея соседка все же припомнила. Катя выглядела совсем юной, почти ребенком. Наверняка была не готова к семейной жизни. Могла уйти к подружкам, задержаться, никого не предупредив. И всякий раз, подождав час–другой, любящий муж заявлял о ее исчезновении в милицию — словно заранее готовил себе алиби. А когда Катерина пропала совсем, думал не только о ней, но и о своей горькой доле — дескать, следователь его в чем–то подозревает. Раиса Викторовна еще удивлялась: раз не виноват, чего боится?


    Позже, когда все открылось, соседка сверху Соня призналась Сидоренко, что в тот день все же слышала, как Катя вроде бы убегала от мужа, а тот ее догонял. Но потом все внезапно стихло. Тогда она не придала этому значения. Теперь и самой Софьи нет в живых — недавно похоронили, так что ее уже ни о чем не расспросишь.


    Коллегам по работе Сергей запомнился человеком старательным, покладистым. Правда, в день, когда все произошло, на работу не вышел, но упросил мастера всем сказать, будто был в цехе. Тот поначалу не понял, думал, просит прикрыть перед вышестоящим начальством. А оно вон как вышло...


    Вместе тесно


    Сведения о жизни молодой семьи старший оперуполномоченный отдела уголовного розыска ГУВД Бобруйска Олег Борисевич собирал по крупицам, опрашивал знакомых, соседей, родных. Как и я, поначалу не понимал, что привело к ужасной трагедии. Вроде семья непьющая, нескандальная. Сергей не был замечен не то что в рукоприкладстве, он и голоса–то на Катю не повышал.


    — Попадись ему другая супруга, более взрослая, рассудительная, смотришь, и остался бы нормальным человеком, — пришел к выводу майор. — Катя же все кокетничала, заигрывала с парнями. А кому это понравится?


    Незадолго до рокового дня молодая семья ездила в Минскую область к знакомым на свадьбу, там Катерина в очередной раз «закрутила роман» с одним из гостей. А в день своей смерти, уже в бобруйской квартире, долго болтала с новым знакомым по мобильнику ни о чем. Словно специально дразнила мужа.


    Сергей в это время стоял у плиты, варил маленькому Дениске кашу. И тут на него словно затмение нашло. Когда Катя повернулась спиной, муж накинул ей на шею кухонное полотенце, стал душить. Она вырывалась, даже пробовала убежать, а он уже не мог остановиться.


    Да, обидела Сергея жена, да, заставила ревновать. Стало невмоготу — развелся бы, как другие. Только любящий муж решил по–своему: или будет со мной, или ни с кем.


    Долгих шесть часов он провел в квартире рядом с телом. Можно было сойти с ума. Но Сергей, напротив, собрался, взял себя в руки, и около 23.00, когда все соседи отправились спать, вынес уже окоченевшую Катю, бросил в люк, который в двух шагах от подъезда. В темную осеннюю ночь никто ничего не заметил. Единственным свидетелем расправы был их годовалый сын...


    А потом в который уже раз Сергей сообщил в милицию об исчезновении супруги.


    Синдром ожидания


    На суде он был хмурым и замкнутым, вину свою полностью признал. Рыдали в голос родные убитой, опускали глаза родственники убийцы.


    Наказание — 7 лет и 6 месяцев лишения свободы — Сергей отбывает в колонии усиленного режима. Он по–прежнему мрачен и нелюдим. Если повезет, за примерное поведение сможет освободиться условно–досрочно. Впрочем, какое уж тут везение? Семьи–то у него больше нет.


    Сразу после трагедии сынишку Сергея и Кати собирались забрать родители — причем и его, и ее. Где сейчас малыш, не знает никто: ни милиция, ни соседи.


    Имена убитой, убийцы и их ребенка в милиции попросили изменить, чтобы не травмировать близких. Но фотографии из уголовного дела предоставили настоящие с условием, что в газете всем «спрячут» глаза.


    Заместитель начальника отдела уголовного розыска ГУВД Бобруйска Андрей Переплавченко с такими делами сталкивается, увы, нередко. Родственники объявляют в розыск любимых дедушку, бабушку, брата или жену, а когда тела «пропавших без вести» откапывают в лесах, на берегу озера или речки, часто оказывается, что заявители и есть убийцы. Люди во всех отношениях положительные, несудимые. Причины банальные: не дождались или не поделили наследства, крупно повздорили, не ужились под одной крышей. Но Андрей Викторович вычислил одну закономерность: каждый раз, сообщив милиционерам об уходе родственника из дому, те, кто его «ищет», начинают... по–настоящему ждать (так не сыграешь) возвращения человека, которого давно нет в живых. Забываются конфликты и ссоры. О людях, которых когда–то любили, убийцы начинают вспоминать только хорошее и... надеются, что все еще можно исправить.


    И действительно, можно, только не после трагедии, а до нее. Не ответить на обидное замечание, терпимее отнестись к раздражающей привычке, внимательно выслушать родного человека и постараться понять...


    Фото автора.

    Автор публикации: Ирина МЕНДЕЛЕВА

    sb.by

    ОБСУЖДЕНИЕ
    Комментарии остутствуют

    Транспорт Недвижимость Связь Торговля Власти Медицина Образование Работа
    Транспорт Недвижимость Связь Торговля Власти Медицина Образование Работа

     
    Подписка на rss Vkontakte Odnoklassniki Facebook Twitter Instagram YouTube
    321 744 - именно столько уникальных пользователей нас посетило за январь 2019 года.
    На основе Google Analytics*