close.svg

Авторизация

Нет аккаунта? Зарегистрируйтесь

Культура, отдых, развлечения

Последние приготовления к фестивалю. Театральное закулисье

Последние приготовления к фестивалю. Театральное закулисье

Что есть магия театра? Что-то неуловимое, рождающееся на сцене под пристальным взглядом зрителя? Или рассчитанная заранее система грузов и противовесов, провода, микрофоны, канаты и часы их настраивания?

Сегодня, 1 ноября, начинается VII Республиканский фестиваль национальной драматургии им. Винцента Дунина-Марцинкевича: торжественное открытие, свет софитов, музыка, показ первого спектакля. Но работа за сценой уже давно кипит – и мы отправились в театральное закулисье посмотреть на последние приготовления.

Первым радовать и поражать бобруйских театралов будут гости из Витебска – Национальный академический драматический театр имени Якуба Коласа. На генеральный прогон их «Сымона-музыки» мы и попали.

Подготовка к спектаклю началась еще вчера, когда привезли декорации и костюмы. Все это надо разгрузить, расставить по местам, подцепить, подвесить, подготовить. А во время фестиваля на одной сцене может ставиться по два спектакля в день. Когда мы пришли, почти все приготовления уже были проделаны, оставались финальные штрихи да настройка аппаратуры.

С расспросами нам посоветовали подойти к Алексею Михайловичу, которого представили как самого опытного декоратора нашего театра. Он признался, что во время фестиваля работа идет «круглосуточно».

«Сейчас уже почти всё готово. Эти декорации устанавливали вчера, где-то до семи. Сегодня вечером спектакль и заново: сниманием эти и устанавливаем следующие – из Гомеля. Сегодня спектакль в шесть, мы до десяти-одиннадцати – как справимся. О сложности декораций мы ничего не знаем, пока их не привезут. А у нас в театре самый большой спектакль – это «Шум за сценой», когда у тут всё в два яруса заставлено железом».

Устанавливаются последние декорации, проверяется реквизит. На специальные платформы укладываются листы, которые потом будут на сцене. Это делается вручную. Система тросов, блоков и грузов держит всё это в воздухе. В нашем театре она последний раз заменялась в 1980-е годы – с тех пор лишь регулярно меняются канаты. Но со своей задачей система справляется, хоть и требует слаженной работы за сценой. В следующий раз, когда из-под потолка театра на актеров польется дождь из конфетти – вспомните, что его надо было туда, не рассыпав, поднять.

Пока все ружья взводятся и развешиваются, чтобы обязательно выстрелить, по сцене мерно расхаживают режиссёр и его помощница. Они что-то обсуждают, потом расходятся – и через пять минут снова обсуждают. Пока их не прерывает проверка света… Сцена то погружается в кромешную тьму, то начинает мигать, переливаться сразу палитрой всех цветов.

Следом за светом начинают проверять звук. Актер поёт часть своей партии, попутно передавая жестами тысячу сигналов звуковикам. Это продолжается раз за разом, пока не будет найден идеал.

В это время прибывает остальная труппа и направляется в гримерки готовиться к полноценной репетиции. Нашей провожатой в личное пространство актеров стала Ксения Минаева – реквизитор Витебского театра. В профессии она уже 20 лет. Признается, что пришла в неё случайно. В студенческие годы убиралась в театре, потом её взяли в реквизиторский цех, научили. А теперь и она уже может обучать.

Возле гримерок стоят непонятные металлические сейфы, которые уж очень чужеродно смотрятся в коридорах театра. Внутри пусто, но имеется перекладина для вешалок – в них перевозят костюмы, и с этим бывают казусы. Ксения поделилась одним из них.

«Как-то были гастроли: два спектакля в двух городах. Надо было компактно всё сложить – и решили костюмы для двух спектаклей в один ящик. Отыграли спектакль, и всё, что не нужно для другого, отправили обратно в Витебск. Они все подписаны названиями спектаклей, но тогда в спешке не заметили вторую подпись – и отправили. Приезжаем во второй город, а костюмов нет. Благо, спектакль был нестилизованный (иногда все одеты в красные тона, к примеру – тут было бы сложнее). Я обратилась к местным реквизиторам – и мне помогли. Даже не все актеры заметили подмену».

Так что такое магия театра? И магия ли это вообще, или просто фокус? Ловкость рук, отвлечение –и ничего больше?

Пока мы были за сценой, один из декораторов поразился красоте стихов, зачитываемых на репетиции. Ксения даже спустя 20 лет смотрит каждый спектакль и говорит, что они до сих пор поражают.

Я не отвечу на поставленные выше вопросы, но точно знаю, что грим наложен, слова выучены, микрофоны подключены и настроен свет. Не хватает только одного – зрителей.

Автор новости:

ОБСУЖДЕНИЕ
Комментарии отсутствуют