Регистрация и авторизация через Вконтакте Авторизация через Одноклассники
БобруйскРегистрация Забыли пароль? почта БобруйскПочта

    Подписаться на наши новости

    Введите свой e-mail адрес:

    Будь в курсе новостей родного города!­­­­­


    20 декабря 2007   Просмотров: 988

    Для тех, кому в Беларуси плохо

    Впечатления корреспондента из Республики Татарстан от посещения Беларуси и, в частности, Бобруйска...

     

      Белорусский мотив

     

    Традиционный пресс-тур по Беларуси для журналистов российских региональных СМИ нынче проходил в октябре. Но, вернувшись из этой гостеприимной страны на родину, признаюсь, с головой ушла в предвыборную «текучку». И начатый было по итогам поездки материал был отложен… Нет худа без добра — впечатления отстоялись, и осталось самое главное — о чем и хочется рассказать.


     Так похоже на Россию, только все же не Россия

    На первый взгляд, Беларусь мало чем отличается от своей соседки-России. Говорят все вокруг по-русски, природа — практически та же родная средняя полоса, облик улиц и домов белорусских городов напоминает о сильно общем советском прошлом. И все же, все же… Поговорим о том, что отличает Беларусь от России. Первое, на что обращали российские журналисты внимание, — идеально ровные дороги (четыре дня поездки по стране на автобусе не оставили на этот счет никаких сомнений — асфальт проложен даже к отдаленным селам). И чуть ли не стерильная повсюду чистота.

    — У вас что, менталитет другой? — поинтересовалась я в конце поездки у одного из сотрудников минского исполкома. — Почему у нас бумажку на тротуар кинуть — норма, а у вас такое никому и в голову не придет?

    — Так ведь когда чисто вокруг, рука не поднимается мимо урны бросать, — удивился он в ответ на мое удивление. Хорошее объяснение. Только почему-то в отношении россиян оно не работает… Однажды наши журналисты курили возле автобуса в ожидании отправления. «Так, быстренько рассаживаемся!» — засуетились вдруг организаторы. Один из коллег, недолго думая, тут же бросил окурок на тротуар (урна находилась от нас шагах в тридцати). Когда автобусы отъезжали, единственным белым пятнышком на безукоризненно чистом тротуаре был тот самый окурок, брошенный российским журналистом…

    Или, например, те же здания. Нигде, ни в одном самом маленьком городишке не увидите вы обшарпанных фасадов — все аккуратно оштукатурено, покрашено. И все памятники советской эпохи сохраняются в идеальном порядке. Пример тому — маленький городок Быхов Могилевской области (население — около 17,5 тысячи человек). В советские годы здесь базировалась стратегическая авиация, а точнее — 57-я Краснознаменная Смоленская ракетно-авиационная дивизия. Когда Россия вывела союзные войска с белорусской земли, городок остался, по сути, бесхозным. Но нигде сегодня в Быхове вы не найдете признаков упадка. И даже главные городские памятники ушедшей эпохи — Ленин в центре, Чапаев, Фрунзе, Калинин и Киров вокруг него — целы и невредимы, украшают быховскую площадь вместе с тремя сотнями бюстов летчиков — Героев Советского Союза.

    — Не мы их ставили, не нам и сносить, — комментирует сей архитектурный «анахронизм» председатель Быховского райисполкома Николай Коротин.

    А всю оставшуюся от военных инфраструктуру рачительные белорусы используют исключительно рационально — в бывшем КПП расположилось кафе, на взлетно-посадочной полосе проводятся соревнования по модному сегодня драгрейсингу (автомобильные гонки на 402 метра по прямой), а в бывшем штабе дивизии нынче обосновалась детская школа искусств, где российских гостей встречали военным маршем в исполнении местного духового оркестра. Что же касается стратегических объектов… Вот здесь, показывали нам, в советское время хранились стратегические ракеты с ядерными боеголовками, каждая из которых могла зараз уничтожить всю Англию. Теперь здесь базируется фирма «Агролинк» — совместное с англичанами предприятие, занимающееся элитным птицеводством.

    — И сколько яиц дает ваш аэродром? — поинтересовалась коллега. Оказалось, немало — за прошлый год получили девять миллионов. Отборных. Вот уж поистине — стратегический бизнес.

    Кстати, «Агролинк» — не единственное совместное сельхозпредприятие в Быховском районе. Охотно инвестируют средства в местное производство немцы, прибалты. Были поползновения и со стороны российских бизнесменов. Но…

    — У нас достаточно жесткие требования к инвесторам — чтобы сохранялись и создавались новые рабочие места, чтобы работники получали полный соцпакет, чтобы поддерживалась социальная инфраструктура, — поясняет Николай Коротин. — Но если представителей дальнего зарубежья это не смущает, то россиян такие условия не устраивают. Им интересна только прибыль.

    Мне вспомнились эти слова, когда в конце поездки, в ходе пресс-конференции президента Беларуси, Александр Лукашенко назвал свою страну социально ориентированным государством. У нас нынче об этом тоже много говорят. А еще любят порассуждать о социальной ответственности бизнеса. Но в нашем случае пока это все же больше слова. Для белорусов же — закон жизни.


     Не в богатстве, но и не в обиде

    Конечно, заметил на встрече с российскими журналистами Александр Лукашенко, белорусский народ живет пока не так богато, как в России. Хотя — что понимать под богатством? Поспрашивали мы на улицах у людей про зарплаты и цены. Могилевская пенсионерка, бывшая учительница, пенсию получает около 6 тысяч рублей на наши деньги. Правда, это, как выяснилось, не показательный пример — средняя пенсия в стране составляет около 3 тысяч рублей. Средняя зарплата в прошлом году составляла примерно 7 тысяч, а у бюджетников — около 6 тысяч (все в пересчете на российские рубли, конечно). В общем, примерно те же цифры, что и у рядового россиянина. При этом мясо на рынке стоит около 100 наших рублей за килограмм, хлеб — около 10 рублей, молоко в минских магазинах — 11 (в районном центре Могилеве и того меньше — 8-9 рублей за литр). Сыр в Минске — не дороже 130 рублей за килограмм. И эти цены — только одна составляющая социального государства. А еще здесь действуют программы возрождения села, поддержки молодых семей, стимулирования рождаемости, развития массового спорта, а еще детей в школах кормят бесплатно обедом — всех, и много чего еще делается, что для белорусов давно привычно.

    — Если бы у нас еще был газ — да мы бы с таким президентом, как Лукашенко, жили бы, как в Эмиратах, — сказал нам в Быхове Николай Коротин. И, в общем, знакомясь с жизнью страны, в это веришь. Не случайно даже местные тинейджеры охотнее ставят заставкой на экран мобильного телефона портрет батьки Лукашенко, нежели какой-нибудь поп-звезды (мы это видели собственными глазами), потому что чувствуют реальную заботу о себе родного государства.

    Но поговорим еще о дешевых белорусских продуктах. Подавляющее большинство их — свои, местные. И, замечу, очень вкусные. Вообще, лозунг «Поддержим отечественного производителя» для белорусов — не пустой звук, это мы поняли уже по отелям: лифты там были сплошь могилевские, мебель — бобруйская, телевизоры — «Витязь» и «Горизонт». Между прочим, белорусы, по словам их президента, предлагали поставлять свои дешевые и качественные товары (в том числе и вкусные продукты) в Россию по тем же ценам, что и на внутренний рынок. В обмен на то, что им не будут повышать цены на газ. Но россиянам, оказывается, дешевые продукты не нужны. Приходилось, кстати, слышать от земляков мнение: дескать, белорусы за счет нашего дешевого газа так хорошо и живут. И правильно, мол, мы сделали, что исправили это безобразие! Вот только не совсем понятно, в чем тут российскому гражданину корысть. Можно подумать, что, когда у белорусов газ подорожал, у нас тарифы снизились… Нет, вся сверхприбыль ушла компаниям-монополистам, а обыватель так и остался с высокими тарифами и без дешевых продуктов. А белорусы и в новых сложных условиях не торопятся задирать цены на товары первой необходимости и не свернули ни одну социальную программу.

    Так что — да, не назвать белорусов особо богатыми. И на улицах Минска навороченные современные автомобили не встречаются на каждому шагу — все больше «бэушные» иномарки. Но зато и такой огромной пропасти, какая разделяет самых богатых и самых бедных россиян, там нет. Зарплата руководителя, например, не может превышать среднюю зарплату по его предприятию более чем в 3,5 раза. Для отдельных, особо важных для государства предприятий, этот коэффициент составляет 4. Может, потому и ни одного роскошного дворца-коттеджа, к которым привык российский взгляд, мы на пути своего следования не увидели.

    Кстати, крупные белорусские предприятия до сих пор находятся в государственной собственности, и отдавать их частникам не спешат. Как, например, в случае с бобруйской «Белшиной», которая формально — ОАО, но держатель акций — государство. Находились было на эти акции покупатели, да цену предлагали уж больно смешную — 20 миллионов долларов. Случись такое в России — глядишь, и ушел бы завод в частные руки, стал бы вскорости банкротом да и разошелся «на запчасти». А белорусы производство переоборудовали, поставили новейшие линии, и теперь завод в год выдает продукции на 600 миллионов «гринов»! Особая гордость — сверхкрупногабаритные («буйногабаритные» по-белорусски) шины. Такая махина диаметром в 3,5 метра и весом 3,5 тонны выдерживает нагрузку до 380 тонн, стоит 35 тысяч долларов и пользуется большим спросом в Англии, США и Японии. Вообще, белорусский экспорт сегодня все больше ориентируется на дальнее зарубежье, нежели на Россию, хотя еще совсем недавно было наоборот. И это — не по белорусской вине. Просто очень, видно, невыгодно кому-то в России пускать на рынок дешевые и качественные белорусские товары. Вот и чинятся тому разные препоны, о которых нам неоднократно рассказывали во время поездки — то на таможне товар задержат, то российские санитарные врачи визу не поставят — не соответствует, дескать…


    Все «ф Бабруйск»!

    Раз уж упомянули о бобруйской «Белшине», нельзя не сказать и о самом Бобруйске — место-то это своего рода культовое… Тем, кто хорошо знаком с современным стилем интернет-общения, популярную фразу «ф Бабруйск, жывотное!» расшифровывать не надо. Остальным, не вдаваясь в подробности, поясним: так на интернет-сленге посылают далеко и надолго неинтересного, глупого или просто «доставшего» собеседника. Между прочим, что касается графического начертания, то поклонники сетевого стиля общения в этом случае не далеки от истины. Белорусский язык насчет правил сильно не заморачивается, он весьма демократичен, и слово «Бобруйск» пишется там именно так — через «а» (как и «карова», «малако» и многое другое), а слово «животное» — именно что через «ы», наравне с «цырком», «шыной» и иже с ними. Что же касается сути выражения, то хоть оно отнюдь не носит позитивного характера, сами бобруйчане, как выяснилось, на это не обижаются и даже наоборот — считают это «крутым промоушеном» городу. Хотя больше, конечно, им нравится другая цитата. Помните, как в «Золотом теленке» дети лейтенанта Шмидта делили территорию? «При слове „Бобруйск“ собрание болезненно застонало. Все соглашались ехать в Бобруйск хоть сейчас. Бобруйск считался прекрасным, высококультурным местом…»

    Культура в Бобруйске и сейчас на высоте — в этом мы убедились во время концерта, устроенного для нас местными властями. Особенно потрясли ребята из танцевального ансамбля «Юность». Заметим — народного ансамбля. Хотя танцевали они на уровне высококлассных профессионалов. И когда — опять же во время пресс-конференции — Александр Лукашенко с гордостью рассказывал нам, что все детские творческие коллективы в стране, от тапочек и до головных уборов, содержатся за государственный счет, оставалось только завистливо вздыхать. И, кстати, раз уж к слову пришлось, еще о культуре — совершенно поражает воображение новая национальная библиотека в Минске, чудо современной архитектуры в форме алмаза, начиненное внутри самой современной техникой, облегчающей работу и читателей, и библиотекарей. Да уже и то, что именно в этом здании проходила пресс-конференция президента для российских журналистов, свидетельствует об отношении к культуре в братской Беларуси. А сам президент со свойственной ему прямотой объясняет: он не любитель говорить о культуре, а будучи человеком от земли, стремится сделать для нее что-то вещественное, что можно потрогать руками. Ах, если бы и о нашей культуре меньше говорили и больше для нее делали…


    Но вернемся в Бобруйск. Здесь раскрыли нам один из секретов поддержания поражающей воображение чистоты на городских улицах. Оказывается, местный мэр Дмитрий Бонохов любит внепланово объезжать родной город и смотреть, как трудятся дворники. И если где-то работников метлы и лопаты оказывается меньше, чем положено, начальник жилищного участка лишается работы. Но, несмотря на такие строгости, Бобруйск показался нам местом достаточно уютным и добрым, если так можно сказать о целом городе. Люди улыбчивые, отзывчивые, спокойные, на все вопросы ответят, дорогу укажут, если надо — помогут.

    Возможно, свою лепту в обеспечение размеренности и успешности здешней жизни вносит стоящий на центральной площади Бобер — символ города (бобров в его окрестностях, говорят, и сегодня водится немало). Местные жители любовно называют сию скульптуру Абрамом Моисеевичем (до войны Бобруйск считался еврейской столицей Белоруссии). Говорят, если погладить его по толстому брюшку, украшенному цепочкой от часов, то будет тебе счастье и удача. Наверное, бобруйчане делают это регулярно. Что же касается евреев, то многие потомки тех, кто уцелел в войну, уехали из города в годы перестройки. Но сейчас некоторые возвращаются. Например, местная пивоваренная компания «Сябар» (упоминаю ее, не боясь, что меня обвинят в рекламе — бобруйского пива в Татарстане днем с огнем не сыщешь, и очень жаль — если б вы знали, какое там пиво!) Так вот, эта компания официально считается американской. А фактически, уточнил на пресс-конференции Александр Лукашенко, это бывшие бобруйчане решили основать бизнес на исторической родине. 60 миллионов долларов в это дело инвестировали. А сейчас напротив пивного еще и завод по производству соков собираются открыть. И это, кстати, прекрасное доказательство того, что экономика Беларуси сегодня на подъеме и страна становится, как принято нынче говорить, инвестиционно привлекательной. Хотя проблем здесь, конечно, тоже хватает, и белорусы их не скрывают — и безработица есть, и жилищно-коммунальное хозяйство стареет и требует серьезной реконструкции, да и не все социальные программы идут теми темпами, как хотелось бы. Но главное — эти проблемы становятся толчком для дальнейшего развития, страна работает, производятся новые товары, совершенствуется социальная сфера. А дорогу, как известно, осилит идущий.


    «Мы за вас умирать будем»

    Поездка в Белоруссию формально является заграничной. Практически этого никак не ощущаешь. Вот когда едешь в Киев, так тебя в поезде дважды за ночь разбудят таможенники — сначала наши, потом украинские — и придирчиво проверят все документы. А российско-белорусской границы словно бы и нет — нигде тебя не просят предъявить паспорт и уточнить цель приезда.

    — Сегодня мы фактически единственная страна, куда вы можете приезжать, забыв свои документы, и вас встретят, как своих, родных и близких, — сказал на пресс-конференции Александр Лукашенко. — Ведь мы один народ. Ни разу в истории не было такого, чтобы белорусы не задержали врага, идущего на Москву, и сегодня мы, случись что, будем умирать за Россию… А на кого еще вы на западе можете опереться? На Украину, которая завтра попросится в НАТО? На Прибалтику и Польшу, которые уже в НАТО?

    Чувствовалась обида в словах белорусского Президента — за то, что Россия так и не ратифицировала основные документы Союзного государства. Что начала в одностороннем порядке выходить из договоров и соглашений, в рамках этого государства заключенных. За газ, за препоны белорусским товарам… А еще за то, что образ Белоруссии в сегодняшней России сильно искажен. Дескать, нищая страна с диктаторским режимом Лукашенко… Да совсем даже не нищая, хоть и небеспроблемная.

    Что же до Лукашенко, то, конечно, страной Александр Григорьевич управляет довольно жесткой рукой, и понятно, что это далеко не всем нравится. Но практика показывает — наш народ (а белорусы здесь мало чем отличаются от россиян) сегодня больше хочет стабильности, чем чего-либо другого. А жизнь в Беларуси стабильная. Да и русские не сидят там на чемоданах, как это было в начале девяностых. И народ за батьку своего, что бы там про него где ни говорили, — горой. А вернее друзей, чем белорусы, у нас на постсоветском пространстве и вправду сегодня нет. И эту братскую любовь на протяжении всей поездки мы, общаясь и с официальными лицами, и с простыми людьми на улицах, чувствовали постоянно.

    Евгения ЧЕСНОКОВА.
    rt-online.ru

    ОБСУЖДЕНИЕ
    Комментарии остутствуют

    Транспорт Недвижимость Связь Торговля Власти Медицина Образование Работа
    Транспорт Недвижимость Связь Торговля Власти Медицина Образование Работа

     
    Подписка на rss Vkontakte Odnoklassniki Facebook Twitter Instagram YouTube
    321 744 - именно столько уникальных пользователей нас посетило за январь 2019 года.
    На основе Google Analytics*