Регистрация и авторизация через Вконтакте Авторизация через Одноклассники
БобруйскРегистрация Забыли пароль? почта БобруйскПочта


    Последние объявления
    Разместить объявление

    23 февраля 2017
    В Бобруйске упал самолет МиГ-29. Обновлено Просмотров: 11144

    25 февраля 2017 12:38
    Студия загара
    25 февраля 2017 0:2
    ООО "Один-плюс"
    24 февраля 2017 19:49
    Цветочный магазин

     
     

    ­

    Литература

    Основоположник национальной драматургии Винцент Иванович Дунин-Марцинкевич родился в фольварке Понюшкевичи Бобруйского уезда, в 1807 году.

    «Автором мемуаров на все времена» справедливо называют знаменитую «бабушку» - Полину Венгерову. В девичестве Эпштейн, родилась в 1833 году в Бобруйске. В своих «Воспоминаниях бабушки» ею описана история трех поколений российского еврейства во второй половине 19 века.

    Родом из Бобруйска известный юморист Иосиф Тункель (1881 год). Его произведения, выходившие под псевдонимом Der Tunkeler (Темный или Забитый), были широко известны в России, Польше и Америке. «Среди больших городов мира я сравнил Бобруйск с Нью-Йорком... Подобно Нью-Йорку, Бобруйск был распланирован квадратами по принципу сетки, городской план напоминает шахматную доску. Единственной проблемой является то, что эти хорошо спланированные улицы являются не более чем хорошо спланированными «пустынями пыли» летом и грязью в остальную часть года. Кажется, что грязь Бобруйска уже известна всему миру, подобно Эйфелевой башне в Париже, пирамидам в Каире, Британскому музею в Лондоне, Ниагарскому водопаду в Америке...»

    В конце XIX века в Главной синагоге нашего города звучали проповеди просветителя, философа и религиозного писателя Шмуэля (Самуэля) Александрова. Его произведения выходили в Варшаве, Вильно, Иерусалиме. Александров был инициатором создания в городе группы «Мизрахи» - одной из первых в России.

    В 1910-1912 годах «Бобруйский еженедельник» (на идиш) публиковал остроумные, социально направленные фельетоны Марка Борисовича Ашкенази. «Жители нашего города мало считались с официальными названиями улиц. В большинстве случаев об этих названиях даже не имели представления.

    Главная улица, которая носила имя Муравьева - того самого «вешателя» - в обиходе именовалась Невским. С Санкт-Петербургским Невским проспектом она не имела ни малейшего сходства. Достаточно сказать, что лужи на ней высыхали лишь в самое знойное лето, а так в них безобразно купались свиньи. Впрочем, может быть, именно по этой причине было дано главной улице, словно в насмешку, такое название...»

    В университетах Берлина, Гейдельберга и Вюрцбурга учился известный поэт Давид Шимонович (Шимони). Он первым перевел на иврит произведения А. С. Пушкина и большую часть лирики Лермонтова.

    В Бобруйске родились: доктор философских наук Быховский Бернард Эммануилович, автор трудов «Дидро о Спинозе», «Людвиг Фейрбах» и др., академик Академии Наук БССР Вальфсон Семен Яковлевич, автор трудов «Интеллигенция как социально-экономическая категория» (1926 г.) «Социология брака и семьи», (1930 г.) и др.

    В разные времена не обходили наш город и великие классики литературы. В 1912 году во время своего турне по Польше и России, в здании Пожарного переулка выступал со своими рассказами Шалом-Алейхем. «...Именно в Бобруйске я получил место в загробном мире. Это было... Но вы-то, несомненно, помните, когда я посетил ваш город, вы же бобруйчанин... Это было зимой. Валил снег, но он вскоре растаял, превратившись в огромное болото. Я не должен вам описывать непролазную Бобруйскую грязь, ведь вы же бобруйчанин...»

    В январе 1920 года, во время белопольской оккупации, по пути в Париж в Бобруйске останавливались Дмитрий Мережковский с Зинаидой Гиппиус. «В офицерском клубе, куда нас пригласили на большой обед, мы с недоверием, почти с ужасом глядели на белый хлеб и на яблоки, точно это были плоды нового, иного мира...»

    В 30-е годы наш город неоднократно посещал, выступая на литературных вечерах, Янка Купала.

    С нашим городом связано творчество белорусского писателя, литературоведа и общественного деятеля Михаила Лынькова. В 1925 году при газете «Камунiст» он организовал и возглавил один из первых в Беларуси бобруйский филиал литературной организации «Молодняк», он же был и организатором первого съезда «маладняковцев», который состоялся в декабре 1930 года. По инициативе М. Лынькова в 1930 году был выпущен литературный альманах «Уздым», а затем газета «Камунiст» начала ежемесячно издавать литературное приложение под названием «Вясна». Именно из «Маладняка» выросли талантливые прозаики и поэты - Ваcиль Витка, Сергей Граховский, Пимен Панченко, Борис Микулич, Алесь Зарицкий, Хведос Шинклер и ряд других.

    Трагически сложилась судьба у Бориса Микулича. В 1936 году писатель был арестован и осужден на 10 лет. После возвращения в Бобруйск, работая в городской библиотеке, Борис Микулич кропотливо собирает материал о деятельности подполья в годы фашистской оккупации. В 1949 г. писатель вновь был арестован и сослан в Сибирь.

    Еще печальнее участь Платона Головача. Один из первых комсомольцев на Бобруйщине, начинал с селькоров. В 1928 году возглавляет ЦК ЛКСМБ и одновременно является редактором газеты «Чырвоная змена». Писал много и проникновенно. В 1937 году был арестован и расстрелян.

    В 1942 году погиб на фронте белорусский поэт Геннадий Шведик. В том же 1942 добровольно ушла на фронт Лея Палей. Прошла путь от Волги до Одера. В августе 1945 вернулась в родной Бобруйск. «...Ясный, солнечный день. Поезд мчит меня к родному дому. Вот, наконец, станция Бобруйск. Вокзал не разрушен. Выхожу из вагона. В руках чемодан, за плечами рюкзак. Я в военной форме, в юбке и гимнастерке цвета хаки, легкие парусиновые сапоги такого же цвета... Шофер какой-то полуторки быстро мчал меня по знакомым улицам. Вот Социалистическая улица. Стоит коробка здания швейной фабрики им. Дзержинского, через дорогу пустые глазницы окон газеты «Камунiст», вот Дом офицеров в своей нетронутой красоте, а дальше - пустырь, развалины, нет школы №3, окна моей родной второй школы почти все замурованы (здесь фашисты устроили свой госпиталь). Улица Минская пустырь, нет ни одного дома. А вот и мой отчий дом...»

    Участник Великой Отечественной войны, член Союза писателей СССР, белорусский поэт Николай Яковлевич Аврамчик родился в д. Плесы Бобруйского района.

    «Бабруйшчыне, хваленай гiдамi
    (Дый сам я кланяюся ей),
    Не параунацца краявiдамi
    З красой Лагойшчыны тваей...»

    В звании майора закончил войну Соломон Казимирский.

    «До 15 лет мое детство, моя юность прошли в этом небольшом городе, шутники говорили, что 50% жителей города составляют евреи, а остальные 50% - еврейки. В этой шутке была большая доля правды. В маленьком Бобруйске было 5 любительских театральных коллективов. Своего профессионального театра не было. Приезжали гастролеры. Помещение снимали в пожарном депо».

    Бобруйские корни у участника Великой Отечественной войны Марка Азова (Айзенштадт) - автора произведений для Аркадия Райкина, басен с прописной моралью и др., создателя образа «тети Сони» для Клары Новиковой и знаменитого цикла «Рабинович жил, Рабинович жив, Рабинович будет жить», его родители родом из Бобруйска. В иронической повести «Ицик Шрайбер в стране большевиков» действие происходит и в нашем городе.

    Широко известна книга бобруйчанина Эфраима Севелы «Легенды Инвалидной улицы». Барон Эдмонд Ротшильд отозвался о книге так: «Книга разойдется по всему миру, ее будут читать, потому что вышибает она слезу у самых твердолобых людей...»

    Эфраим Севела автор сценариев известных фильмов: «Нет неизвестных солдат» (1965 г.), «Крепкий орешек» (1967 г.), «Годен к нестроевой» (1968 г.) и др. Евреи, как известно, за редким исключением не выговаривают букву «Р». Хоть разбейся. Это национальная черта. В нашем городе (Бобруйске) букву «Р» выговаривало только начальство, потому что оно состояло из русских людей... Все остальное население отлично обходилось без буквы «Р». В дни революционных праздников, когда русское начальство приветствовало колонны:

    - Да здравствуют строители коммунизма! - толпы дружно отвечали «УРА» и самое тонкое музыкальное ухо не могло уловить в этом крике не единого «Р». Таков был город, в котором я родился...»

    Не имеет аналога в мировой литературе «Книга спасения» и «Книга спасителей» Леонида Коваля (Ковалерчика). 1500 страниц трехтомника - уникальное глубокое философское и трагическое свидетельство событий, связанных с гитлеровским решением еврейского вопроса.

    Главная тема творчества Леонида Иосифовича - катастрофа европейского еврейства, родной Бобруйск, его история.

    «...Она и так темнела лицом за свой город, она и так краснела его кровью, бессмертная, бессменная, бессонная Березина... Это же просто страшно подумать, что было бы с городом без ее вечного течения. Ничего бы не было. Потому что без Березины не было бы самого города. Матери вскармливают детей. Реки вскармливают города. Матери умирают. Реки - никогда. Березина мелела в жару, рябилась в дождь, по-женски тяжелела весной, но в ее сердце билось одно чувство, одна боль - она любила и берегла свой город, свой Бобруйск. Березина унесла на прибрежные помойки немало мундиров и другого казенного имущества, впопыхах кинутого несостоявшимися претендентами на бобруйский престол...»

    «Бобруйским Шагалом» называют Абрама Исааковича Рабкина. Почти все картины художника, а также широко известная книга «Вниз по Шоссейной» посвящены родному городу. «...От этих ставней и двора идут странные круги. Словно волны, они движутся в моей памяти, оживляя людей и целые улицы, защищая своим существованием мой двор и святые ставни... Красного кирпича станция Березина, пахнущие кожей фаэтоны извозчиков, сумрак деревьев, плоты на Березине и мягкий, какой-то только бобруйский запах хлебозавода... Гудят провода, и плывет из-за насыпи яблочный, извечный, с раннего детства знакомый запах мармеладной фабрики... Там, за ржавыми крышами и садами, горбатится Шоссейная...»

    Белорусский писатель Михаил Герчик пишет для детей и для взрослых. Тема произведений для взрослых - утверждение моральных ценностей, для детей - формирование и становление характера. Но и в его произведениях звучит трагическая нотка. «...Там в Осиповичах и прошло мое детство... 22 июня, в полдень, услышав по радио выступление Молотова, бабушка собрала корзину с гостинцами и велела Орику тут же отвести меня в Бобруйск. Орик отвез меня, как оказалось, не только в Бобруйск, к матери - в большую и долгую жизнь. Иначе лежать бы мне с дедом Самуилом, тетей Розой и моими двоюродными сестричками... в том же Осиповичском овраге, от которого давно не осталось следа...»

    Один из создателей знаменитого «Альманаха кинопутешествий», а спустя ряда лет и его телевизионного аналога - «Клуба кинопутешественников» - бобруйчанин Сол Шульман.

    Литературные и публицистические произведения писателя выходят большими тиражами в Австралии, Югославии, Китае, США, Италии и других странах. «Мне посчастливилось родиться в очаровательном белорусском городке - Бобруйске... Как утверждают местные грамотеи, тут чуть не утонул Наполеон, переправляясь через реку Березину, на которой стоит Бобруйск. Да что там Наполеон, сам Парвус, он же Израиль Гельфанд, своими корнями тоже из Бобруйска... это парень, который в одну ночь выиграл в казино Монте-Карло миллион золотых франков, переспал с великой революционеркой Розой Люксембург и профинансировал большевистскую революцию в России. Ну, а если продолжить исторический экскурс, то Фани Каплан тоже из Бобруйска...»

    А вот Пиня-банщик, зубных дел мастер Берл, или легенда бобруйской «биржи» Мохул-гон из миниатюр Льва Канцнельсона, это совершенно не выдуманные персонажи, многих из них хорошо помнят горожане. Лев Кацнельсон - автор ряда миниатюр, в которых очень живо и с тонким юмором рассказано о жизни евреев Бобруйска.

    Любовью к родной земле, ее людям проникнуто все творчество белорусской поэтессы Светланы Басуматровой. Член Союза писателей БССР, автор многих поэтических сборников живет на Бобруйщине.

    Теме Холокоста посвящено творчество Леонида Ароновича Рубинштейна. Инженер, поэт, общественный деятель. Леонид Аронович с 2000 года председатель Совета еврейской городской общины.

    Вышесказанное всего лишь пролог в путешествие по литературному Бобруйску. Открывая рубрику «Бобруйск литературный» мы не ставили перед собой задачи познакомить вас со всеми произведениями писателей и поэтов, чья творческая жизнь связана с нашим городом. Мы просто хотели бы вызвать в вас желание взять книгу и пережить всё вместе с ее героями. И поверьте, вы получите непередаваемую радость общения с древним и вечно молодым Бобруйском.

    У Анны Ахматовой есть замечательные строки:

    ...Да, для нас это грязь на калошах,
    Да, для нас это хруст на зубах.
    И мы мелем, и месим и крошим
    Тот ни в чем не замешанный прах.
    Но ложимся в нее и становимся ею,
    Оттого и зовем так свободно - своею.

    Разве скажешь лучше. Родная земля, Родина - эта тема звучит почти во всех произведениях. И именно благодаря этим произведениям во всем мире знают, что в нашем городе есть улицы Шоссейная, Инвалидная, Пролетарская, знаменитая «Социалка». И что жили на них замечательные горожане разных национальностей, но при этом все они говорили с одним акцентом, благодаря которому бобруйчанина можно было узнать и в центре Нью-Йорка, и в Лондоне и в Париже, и даже в самом отдаленном уголке бывшего Союза - Кушке.

    Неповторимый бобруйский юмор - о нем можно говорить часами. Да, по части юмора одесситы у бобруйчан «полы мыли». Cудите сами - городу Одессе 300 с небольшим лет, а еврейской общине города Бобруйска - 500.

    Знаменитый бобруйский анекдот:

    Встречаются на «Cоциалке» два еврея:
    - Абрам, где ты шил такое пальто?
    - В Париже.
    - А это далеко от Бобруйска?
    - Две тысячи километров.
    - Слушай, такая глушь, а шьют прилично.

    Или:

    - Ты знаешь, что такое город Минск?
    - А, это тот самый маленький городок, что возле Бобруйска.

    Современный Бобруйск потерял свой колорит, редкий раз услышишь знаменитый бобруйский говор, уже на вопрос тебе не ответят вопросом. Уже соседи по подъезду не знают, как звали твою бабушку и почти всех твоих родственников. Другое время, другие люди. Наверное, так должно быть, «нельзя в одну воду войти дважды». И все же... Если вы не прочтете Иосифа Тункеля, Соломона Казимировского, Леонида Коваля (Ковалерчика), Эфраима Севела, Абрама Рабкина, Михаила Герчика, Сола Шульмана и многих других, вы не сможете в полной мере узнать и полюбить наш неповторимый родной Бобруйск, наш современный Бобруйск, который несмотря ни на что остается самым известным городом не только Беларуси... А как узнаваемы герои этих произведений, как говорят сами бобруйчане «евреи - уехали, а еврейки остались». И так... «...Если бы вы имели счастье родиться в Бобруйске, вы бы меня поняли. Что бы вы поняли? Вы бы, например, поняли, что такое Театр, А что такое Театр? Это все, как в Жизни, только чуть-чуть красивее. Театр - это парадоксы жизни, разыгранные грустно и весело. С песнями и танцами. Со слезами и смехом. Жизнь - большой мастер на парадоксы. Потому что она многоцветна. Конечно, находятся ремесленники, для которых существуют только две краски - белая и черная. Но эти несчастные тоже не что иное, как жизненный парадокс. Хотя сами они этого не понимают. Или делают вид, что не понимают.

    Мой Бобруйск терпеть не мог двухкрасочных ремесленников. Мой Бобруйск жить не мог без ярких, многоцветных декораций. Мой Бобруйск любил красить небо в цвет Мечты, траву - в цвет Любви, а дома - в цвет Надежды. Население моего города составляла неповторимая театральная труппа - балаголы и сапожники, портные и медники, столяры и парикмахеры, извозчики и портные, ассенизаторы и сумасшедшие... Ни в одной пьесе не видел я такие роли, какие сыграли в бобруйском театре мои земляки. Я бы даже сказал: в Бобруйском Большом Народном Театре. Парадоксальном, как Жизнь.

    С детства на всю жизнь мой город внушил мне простую и прекрасную мысль: нет хороших и плохих народов, Великих и малых. Честных и лживых. Умных и глупых. Добрых и злых. Нет высших и низших рас. Народ - это люди. Человеки. Мы все равны перед Создателем, и каждому из нас он отмеряет свой кусок хлеба. Когда дело доходит до еврея, пекари Всевышнего, наверное, по рассеянности, всегда пересаливают тесто. А может быть, еврейский кусок хлеба замешан на слезах. Они тоже соленые. Но разве слезы - это только плач? А смех? Разве мы не способны смеяться до слез? Правда, нередко мы путаем их, плач и смех, мы смеемся, когда надо плакать, и плачем, когда надо смеяться. Но такова она, еврейская жизнь, и тут уж с ней ничего не поделаешь.

    Евреи говорят: жить среди иноверцев, умереть среди евреев. Господи, неужели так плохо жить среди евреев?

    Не знаю, это было так давно...»

    Леонид Коваль



    Транспорт Недвижимость Связь Торговля Власти Медицина Образование Работа
    Транспорт Недвижимость Связь Торговля Власти Медицина Образование Работа

     
    Хостинг в Беларуси - Active TechnologiesХостинг в Беларуси
    Подписка на rss Vkontakte Odnoklassniki Facebook Twitter Instagram YouTube
    217 806 - именно столько уникальных пользователей нас посетило за январь 2017 года.
    На основе Google Analytics*